Russian Information Networkна главную
 
МЕНЮ
 
Социология
 
Новости
 
Предмет социологии
 
История социологии
 
Методология социологии
 
Экономическая социология
 
Учебные программы
 
Значение социологии
 
Компьютерные программы
 
Социология за рубежом
 
Социологические опросы
 
Результаты социологических опросов
 
Известные социологи
 
Персоналии
 
Организации
 

ПОИСК
 
СЕРВИСЫ





Бурдье П. Делегирование и политический фетишизм (отрывок)

 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Как это ни парадоксально, но те, кто, чтобы стать Всем, превратили себя в Ничто, могут настаивать и на правомерности обратной зависимости и упрекать тех, кто остаются самими собой и выступают лишь от своего имени, в том, что они и фактически, и юридически являются Ничем (ввиду отсутствия у них чувства долга и т. п.). На этом основано право на обвинения и вынесение выговоров - одна из привилегий члена организации. Короче, эффект оракула представляет собой одно из тех явлений, которые кажутся нам легко понятными (все мы слышали о Пифии, о жрецах, истолковывающих прорицания оракулов).

Однако мы вовсе неспособны его распознавать в ситуациях, когда кто-то говорит от имени чего-то такого, что он вызывает к жизни самим фактом своей речи. Целая серия подобных символических эффектов, ежедневных в политической жизни, основывается на такого рода узурпаторском чревовещании, состоящем в том, чтобы заставить говорить тех, от чьего имени говоришь, имеешь право говорить, заставить говорить народ, от чьего имени тебе позволено говорить. Редко бывает так, чтобы, когда политик заявляет: `народ, классы, народные массы`, он не прибегал к эффекту оракула, т. е. к трюку, смысл которого - в одновременном продуцировании высказывания и его расшифровке, в создании впечатления, что `я - это другой`, что представитель, будучи всего лишь субститутом народа, действительно - народ, а значит все, что им говорится, это - сама правда и сама народная жизнь.

Узурпация, заключающаяся в факте самоутверждения в своей способности говорить от имени кого-то, - это то, что дает право перейти в высказываниях от изъявительного к повелительному наклонению. Если я, Пьер Бурдье, единичный социальный атом, находящийся в изолированном состоянии и выступающий только от своего имени, вдруг заявляю, что нужно делать то-то и то-то, например, свергнуть правительство или отказаться от ракет типа `Першинг`, то вряд ли кто за мной пойдет. Но если я окажусь в ситуации, определенной моим официальным положением таким образом, что смогу выступать `от имени народных масс` или a fortiori `от имени народных масс, науки и научного социализма`, то все меняется. Переход от изъявительного к повелительному наклонению (последователи Дюркгейма, пытавшиеся основать мораль на науке о нравах, хорошо это почувствовали) предполагает переход от индивидуального к коллективному как основе любой признанной или могущей быть признанной формы принуждения.

Эффект оракула являет собой предельную форму результативности; это то, что позволяет уполномоченному представителю, опираясь на авторитет уполномочившей его группы, применить по отношению к каждому отдельному члену группы признанную форму принуждения, символическое насилие. Если я - человек, ставший коллективом, человек, ставший группой, и если эта группа есть группа, часть которой вы составляете и которая сообщает вам некоторую определенность и идентичность, благодаря чему вы действительно являетесь скажем, преподавателем, протестантом, католиком и т. д., остается только повиноваться.

Эффект оракула - это эксплуатация факта трансцендентности группы по отношению к отдельным индивидам, осуществляемая одним из индивидов, действительно являющимся некоторым образом группой, хотя бы потому, что никто не может встать и сказать: `Ты - не группа`. Правда, у других остается возможность основать еще одну группу и добиться признания себя в качестве ее доверенного лица.

Этот парадокс монополизации коллективной истины вообще лежит в основе символического принуждения: я являюсь группой, т. е. коллективным принуждением, принуждением коллектива по отношению к каждому его члену, я - человек, ставший коллективом, и тем самым я тот, кто манипулирует группой от имени самой этой группы; я присваиваю авторитет группы, которая дает мне право осуществлять по отношению к ней принуждение. (Заключенный в эффекте оракула элемент насилия нигде так не ощущается, как в ситуациях собраний людей, - в ситуациях типично экклезиастических, когда уполномоченные в обычном порядке представители, а в кризисных ситуациях сами себя уполномочившие профессиональные представители, - получают возможность говорить от имени всей собравшейся группы. Это насилие проявляется в почти физической невозможности диссидентских, расходящихся с другими выступлений против принудительного по своему характеру единодушия, обеспечиваемого монополией на выступления, и такими техническими приемами приведения к единогласию, как голосование по поводу сманипулированных резолюций поднятием руки или овациями).

Ссылки по теме:
  • Традиции гражданственности и самоуправления
  • Ле Пле (Le Play) Фредерик Пьер Гийом
  • Public Policymaking in a Democratic Society: A Guide to Civic Engagement
  • Обратная сторона славы: Мисс-Дания Анна Шауфус Обратная сторона славы: Мисс-Дания Анна Шауфус
    Ореол славы окружает всех знаменитых людей, которые крутятся в сфере шоу-бизнеса, моды, киноискусства, политики и так далее
    Трансформация власти Трансформация власти
    Часто приход новой власти, особенно в процессе проведения революции сопровождался массовыми репрессиями
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 



    Copyright © RIN 2003-
    * Обратная связь