Russian Information Networkна главную
 
МЕНЮ
 
Социология
 
Новости
 
Предмет социологии
 
История социологии
 
Методология социологии
 
Экономическая социология
 
Учебные программы
 
Значение социологии
 
Компьютерные программы
 
Социология за рубежом
 
Социологические опросы
 
Результаты социологических опросов
 
Известные социологи
 
Персоналии
 
Организации
 

ПОИСК
 
СЕРВИСЫ





Веблен Т. Высшее образование как выражение денежной культуры

 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 


Мантия и шапочка распространились в качестве ученых знаков отличия за последние несколько лет, и можно с уверенностью сказать, что это едва ли могло случиться намного раньше или до той поры, пока в общности в достаточном объеме не выросло настроение в поддержку сильного движения возврата к архаическому взгляду на то, что правомерно считать целью образования. Эта деталь ученого ритуала, как можно заметить, прельщает праздный класс с его представлением об уместности вещей, вероятно, не только из-за архаичной склонности к зрелищным эффектам и пристрастия к старинной символике: содержа заметный элемент демонстративного расточительства, он в то же время подходит для праздносветского образа жизни. То, что возврат к мантии и шапочке имел место именно в данный период, как и тот факт, что он затронул примерно в одно и то же время столь большое число учебных заведений, по-видимому, было в какой-то мере обусловлено приливом атавистических представлений о сообразности и почтенности, отмечавшимся в общности.

Быть может, не будет совсем неуместным заметить, что по времени этот любопытный возврат, по-видимому, совпадает с кульминационным моментом определенной моды на атавистические настроения и традиции также и в других областях. Волна подобного возврата, по-видимому, получила начальный импульс в психологически разрушительных последствиях Гражданской войны [1861-1865 гг. -Прим. перев.]. Опыт войны влечет за собой массу хищнических привычек мышления, в результате чего чувство солидарности в некоторой мере замещается приверженностью своему клану, а вместо стремления к справедливой будничной полезности у людей возникает чувство завистнического отличия. Как результат совокупного действия этих факторов любое послевоенное поколение, вероятно, будет свидетелем восстановления в правах элемента статуса как вообще в жизни современного ему общества, так и в системе соблюдения этим поколением обрядов благочестия и других символических или обрядовых приличий. На протяжении 80-х, а также, не так явно, 70-х годов отмечалась постепенно нараставшая волна благосклонности к квазихищническим деловым обычаям, к настойчивому утверждению статуса, антропоморфизма и вообще к консервативности. Наиболее прямые и неопосредованные из таких выражений варварского темперамента, как, например, возобновление практики объявления вне закона и впечатляющие квазихищнические мошеннические карьеры некоторых `капитанов индустрии`, кульминировали раньше и к концу 70-х годов были заметно на спаде. Повторный расцвет антропоморфических настроений, видимо, также прошел свой `пик` до начала 80-х годов. Однако ученый ритуал и его атрибуты, о которых здесь говорится, являются еще более отдаленным и неясным выражением анимистических представлений варвара; популярность приходила к ним, следовательно, медленнее, а своего наилучшего развития они достигли в еще более позднее время. Есть основания полагать, что кульминационный момент теперь уже пройден. Если бы не толчок, который дал новый опыт войны, и если бы не поддержка растущим классом богатых всякого ритуала, и в особенности любого расточительного обряда, многозначительно наводящего на мысль об оттенках статуса, то вполне вероятно, что недавние достижения в ритуализации учебных заведений и в системе ученых знаков различия постепенно бы сошли на нет. Однако, хотя, может быть, и правда, что мантия и шапочка и пришедшее с ними более строгое соблюдение академических приличий были привнесены на гребне приливной волны послевоенного варварства, несомненно справедливым является также то, что такой атавистический возврат к ритуалу не мог осуществиться в системе жизни колледжей до тех пор, пока накопленное богатство в руках собственнического класса не достигло достаточных размеров и не создало необходимых денежных предпосылок для движения, которое должно было привести колледжи страны к уровню праздносветских требований в высшем образовании. Ношение ритуальной мантии и шапочки является одной из разительных атавистических черт современной университетской жизни, знаменуя в то же время тот факт, что колледжи данного университета стали решительным образом праздносветскими учреждениями - либо по фактически достигнотому статусу, либо по их устремлениям.

Ссылки по теме:
  • Веблен (Veblen) Торстейн Бунд
  • Гэлбрейт (Galbraith) Джон Кеннет
  • Социологизм (социологический реализм)
  • Гравировка - украшение любого предмета
    Многими вещами мы пользуемся каждый день
    Калининградские полицейские будут охранять объекты в Сочи
    В Калининграде сформирован сводный отряд полицейских, которых `янтарный город` командировал в Сочи на охрану строящихся и построенных строительных объектов, которые возводятся к зимней Олимпиаде 2014 года Сотрудников своего ведомства приветствовал зам начальника по охране общественного порядка Управления МВД России по Калиниградской области
     1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 



    Copyright © RIN 2003-
    * Обратная связь